Кофейные истории — Часть 9

Наступил декабрь и она сбежала из своего родного города с его оттепелью, слякотью и вязкой грязной кашей под ногами. Она бежала туда, где зима. Настоящая, с белым-белым снегом, скрипящим под ногами; с морозом, который красит румянцем её бледные щёки; с инеем на ресницах и снежинками, пойманными чёрной перчаткой — чтобы лучше разглядеть узор.Давным-давно она прочла, что каждая снежинка уникальна и с тех пор не оставляла попыток опровергнуть это утверждение, используя метод попарного сравнения.

Здесь, в этой зиме, она не будет кататься на лыжах, съезжая по накатанным трассам в толпе любителей экстрима. Экстрима ей и так хватало. Она будет часами гулять в звенящей тишине соснового леса, поднимая голову вверх, чтобы увидеть, как рыжие белки скачут с ветки на ветку, роняя снежные шапки. Она будет подолгу стоять у озера, скованного льдом, смутно ощущая, что они чем-то похожи. Она и это озеро.

А потом она будет возвращаться в свой маленький деревянный домик. И там ее ждёт то, что норвежцы лаконично называют всего одном словом — peiskos. Она даже не знала, как правильно произнести его, но обнаружив в статье одного лингвопсихолога, запомнила. Слово это обозначало «сидеть напротив потрескивающего камина и наслаждаться его теплом». Все-таки скандинавы очень неразговорчивые люди — столько эмоций и чувств поместить всего в одно слово!

Она брала на крыльце заботливо приготовленные хозяевами дрова, укладывала их «шалашиком», как когда-то в походе, куда они ходили всем классом. Она давала искре разгореться и шла варить кофе. Не надеясь на местный сервис, она привезла все с собой — и кофейные зёрна любимой обжарки, и кардамон в маленькой баночке, и ручную мельницу, и джезву, конечно.

Маленький дом быстро наполнялся волшебным ароматом — с кофейно-древесными нотами, как сказали бы парфюмеры. Она садилась в уютное кресло, в очередной раз поражаясь, как сильны скандинавы в дизайне. В том, который не ради дизайна, а ради комфорта. Кресло заботливо подставляло ей свою спинку, ненавязчиво предлагая плед и подлокотники. Она делала первый глоток кофе, закрывала глаза и замирала. Она ждала, когда тепло огня, который тихо гудел в камине, растопит на её лице маску Снежной королевы. Она носила её весь год, управляя бизнесом, в котором был нужен холодный расчёт и ледяное спокойствие.

Она наливала себе ещё кофе, огонь разгорался жарче, добираясь до её сердца. Оно начинало биться сильнее, и она чувствовала, что оживает.

Ещё полчаса — и она будет готова. Готова к новой жизни в новом году. Она распланирует эту жизнь в своём любимом молескине. И первым пунктом в списке «to do» впервые за много лет будет не «разработать стратегию инвестирования на высокорисковых рынках», а «найти свою любовь». Чтобы в следующем декабре обязательно приехать сюда снова. Вместе.

Автор — Ирина Агеева

Кофейные истории — Часть 8

Она долго не могла припарковаться — везде были лужи и грязь. За 10 лет её отсутствия в городе ничего не изменилось. Наконец ей удалось втиснуть свой Mini Cooper между двумя внедорожниками. Выходить пришлось осторожно, чтобы не запачкать своё белое пальто. Увидев нужный дом, она вошла в маленькую кофейню.

Так и есть. Она снова пришла раньше. Привычка отличницы — приходить заранее, чтобы подготовиться к уроку. А урок сегодня был сложный, жизненный. Она заказала кофе, села за столик у окна и стала ждать…

Он припарковался сразу — для мотоцикла это не проблема. Снял шлем и уверенно двинулся в сторону стеклянной двери кофейни. Прямо по лужам — не прыгать же ему, как зайцу, выбирая островки суши.

Он, как всегда, опоздал. Он и в школе всегда приходил через пять минут после звонка, когда все уже уселись за столами, достали тетрадки, учебники и ручки. И тут — он. Химичка ещё в 8 классе его раскусила. Сказала: «Ты, наверно, думаешь, что если вовремя придёшь, то тебя никто не заметит?» Да, так оно и было. Вот и сейчас — все повернули головы и смотрят на него. И она, конечно, тоже.

Он взял кофе и сел напротив неё. Они начали говорить одновременно, пытаясь сказать, как рады встретиться через столько лет, как здорово, что она приехала по каким-то имущественным делам и как замечательно, что вчера они случайно оказались рядом на перекрёстке, остановившись на красный свет. Ну как ты, где, все ещё там, в Москве? А ты все не расстанешься с мотоциклом?

А потом они вдруг оба замолчали.

Она смотрела на него и думала, что он совсем не изменился. Все такая же улыбка и грустные глаза — такие же, как были тогда, 10 лет назад, когда он провожал её в Москву, поступать в университет. Тогда он ещё немного верил, что она вернётся. А она точно знала, что нет. Они слишком разные, чтобы быть вместе. Зря говорят, что противоположности притягиваются. Нет, в её жизни эти законы физики не действовали. Ей нужен был такой же положительный заряд, как и она сама.

А он смотрел на неё и думал, что она даже не постарела за эти годы. И что наверно ему повезло, что она не вернулась тогда. Осталась в Москве, вышла замуж, родила детей. Успешная, красивая, столичная. А он так и не женился, но все же нашёл свою любовь — мотоциклы. Открыл свою школу каскадеров и счастлив.

Они молча пили кофе. И это было единственное, что соединило их сейчас. Крепкий, горячий, вкусный — как тот последний поцелуй десятилетней давности на городском вокзале.
Сейчас она встанет и уйдёт. Закроет за собой дверь и не обернётся, потому что привыкла все делать как правильно. Хотя мечтала хоть когда-нибудь сделать так, как хочется.

Автор — Ирина Агеева

Кофейные истории — Часть 7

Каждый день по дороге на работу она делала приличный крюк, чтобы пройти мимо маленькой уютной кофейни. Она останавливалась, заглядывала в большое окно — то, через которое можно было увидеть бариста. И если видела Его, то обязательно заходила.

В этот утренний час всегда было много народа — всем нужна была порция ароматной бодрости, которую брали с собой в новый день.
Она становилась в хвост длинной очереди и очень хотела замедлить её движение — просто нажать на кнопку «по кадрам» и смотреть. Смотреть на Него — как он улыбается покупателям, принимает заказ и начинает колдовать. Так в детстве она не отрывая глаз смотрела в цирке на руки фокусника, пытаясь разгадать его секрет и повторить дома номер с кроликом, которого доставали из шляпы, держа за длинные розовые уши. Ей очень хотелось тогда раздобыть себе такого, и шляпа отцовская для этого хорошо подходила.

И вот сейчас снова движения рук бариста завораживали её. Она не отрывала глаз, но все равно не могла понять — в какой же момент рождалось кофейное волшебство, как обычные зерна превращались в нектар, несколько лет глотков которого позволят на несколько минут унестись из этих серых будней в мир мечтаний «о далеких мирах, о волшебных дарах, что когда-нибудь под ноги упадут, о бескрайних морях, об открытых дверях, за которыми верят, и любят, и ждут». Хотя сейчас ей, бухгалтеру с десятилетним стажем работы, лучше было бы мечтать об оптимизации налогообложения и квартальных отчетах.

Но ради этого нектара она вставала каждый день пораньше, включала любимую музыку для настроения, готовила дочке завтрак и выходила из дома, гадая — повезёт сегодня или нет.

Когда наконец подходила её очередь, она говорила: капучино с собой, пожалуйста. Ей очень хотелось верить, что он каждый раз спрашивает её имя просто потому, что так требует инструкция по работе с покупателями. А на самом деле он давно знает, как её зовут. Время замедлялось и она смотрела, как он берет бумажный стакан, и маркёром пишет на нем имя. А потом начинает творить. Она никогда не отходила в это время от прилавка, пытаясь разгадать секрет мечтательного кофе. Она даже пробовала несколько раз варить его дома — но, видимо, секрет в руках волшебника-бариста. Он добавляет вместе с корицей щепотку счастья, несколько грамм мечтаний и буквально каплю хорошего настроения. Ни один другой бариста в городе не знал такого рецепта, а может, просто не хотел делиться драгоценными специями, оставляя их для личного пользования.

Она брала в руки стакан, бережно обёрнутый манжетой — чтобы не обжечь руки. Вдыхала аромат и отправлялась в путь. Вам покажется, что она просто идёт на работу в офис большой компании, а она будет идти Дорогой мечтаний…

Автор — Ирина Агеева

Кофейные истории — Часть 6

Сегодня она работала дома. Сверилась со списком задач в Todoist, посмотрела на часы — до прихода клиентки осталось 15 минут. Она быстро набросила поверх джинсов и майки с надписью All you need is Love темно-синий балахон. Бросила взгляд в зеркало: ни дать, на взять звездочёт, но имидж в её ситуации — это все. Распустила собранные в узел волосы, надела тяжелое монисто и пару массивных колец.

Осталось закрыть вход в гостиную бархатной портьерой — и все готово. Откровенно сказать, она не любила бархат — сплошная пыль от него. Но скандинавский дизайн квартиры мог подорвать её престиж у впечатлительных клиентов.

Осталось пять минут. Она отправилась к кабинету, который устроила прямо у входа. Сначала планировала сделать здесь гардеробную, но тогда пришлось бы принимать клиентов на кухне, где совершенно другая атмосфера! А кабинет сразу настраивал на нужный лад: два удобных кресла, полумрак, низкий столик, аромат ладана (из последней коллекции Jo Malone, между прочим), развешанные под потолком пучки бессмертника.

Вообще-то в Москве она была лайф-кочуем. Но в этом провинциальном городке, куда забросила её судьба, о таком и не слышали. Другой дело — предсказательница судьбы. Этот профиль был очень востребован. Поэтому в свободное от коуч-сессий по скайпу она принимала клиентов, желавших знать «что будет?». Зарабатывала на этом немного, но живое общение и возможность буквально за час изменить судьбу человека невероятно её привлекала.

Раздался звонок в дверь. Она открыла, пригласила гостью войти и пока та снимала тяжелую шубу, включила свой взгляд-сканер.

Сгорбленная спина, обручальное кольцо, которое почти вросло в палец, морщины вокруг глаз, опушенные уголки рта, — типичная жертва, несмотря на ухоженный вид и недешевую для провинции одежду. Вот если бы она была Лабковским, то уже сейчас сказала бы этой женщине: «Бросай его и уходи. Ты не можешь его изменить, потому что он не хочет меняться».

Но она была предсказательницей судеб, поэтому пригласила её в кабинет. Пару минут она просто смотрела на эту женщину, ожидая какой-то вводной информации. Но та не говорила ни слова и ждала чудес. Что ж, в этом случае всегда отлично работал кофе, поэтому сегодня она будет гадать на кофейной гуще. Храня молчание, она взяла ручную мельницу, отмерила ровно две порции кофе, добавила щепотку колдовской смеси кардамона, корицы и гвоздики. Включила стоявшую тут же маленькую плитку и поставила на неё старую медную джезву. Маленькая комнатка наполнилась густым ароматом и ожиданием чуда. Она взяла две чашки, налила кофе и жестом пригласила гостью сделать первый глоток.

Она точно знала, что увидит эта женщина на дне своей чашки. Там будет браслет — он означает, что отношения с любимым человеком напоминают замкнутый круг и попытка разорвать его даст хороший результат. Там будет глаз, который обещает большие перемены в жизни. Там будет дверь — и это значит, что один этап жизни сменит другой. Она покажет гостье все эти фигуры и убедит, что многое ещё впереди — надо лишь решиться открыть новую дверь…

А когда та уйдёт, она возьмёт свою чашку и посмотрит на дно. Там она всегда видела одно и то же — алмаз, который сулил счастье в личной жизни и большую любовь. И верила, что это предсказание обязательно сбудется.

Автор — Ирина Агеева

Кофейные истории — Часть 5

Кофейные истории по пятницам

5

У неё был высокий болевой порог. Поэтому частенько она обнаруживала капли крови в миске с салатом — и только тогда понимала, что порезалась. Доставала противень с пирогом из горячей духовки — и видела свежий ожог на запястье. У неё никогда не было проблем в процедурных кабинетах, где брали кровь на анализ. И даже к стоматологу она шла совершенно спокойно — ей не нравился только противный звук бор-машины.

Как жаль, что эта её особенность относилась только к физической боли. С душой все было по-другому. Конечно, мелкие уколы, которыми пытались ранить малознакомые люди, были уже не страшны — за долгие годы кожа её души загрубела. Это просто мелкие царапины, даже шрама не останется — не стоит обращать внимания. Но если удар наносил тот, кто был очень близок и знал все болевые точки — её душа сжималась от боли и начинала истекать кровью. Так, как сейчас — он ударил внезапно и в самое больное место. Такое было не впервые и она уже знала, что делать — был один рецепт снадобья, которое всегда помогало.

Нужно было дождаться первого ненастного дня. Подойдёт все — дождь, снег, ветер. Чем хуже погода, тем лучше. В такой день она выходила из дома, не взяв с собой зонтик, и шла пешком в кофейню. Ненастье очищало её, придавая сил и смелости, ветер сдувал с неё тоску, дождь смывал уныние. Душе становилось немного легче.

Ей нужна была не просто кофейня, а строго определенная — иначе рецепт не работал. И попасть туда нужно было обязательно до полудня, потому что только в этой кофейне можно было пожертвовать деньги на ежедневное доброе дело — точно в 12.00 бариста выходил на улицу с несколькими стаканчиками горячего кофе, угощая тех, кто не может позволить себе купить его. Сидя за окном, она будет смотреть, как светлеют лица тех, кто берёт в замёрзшие руки бумажный стакан, как они вдыхают аромат и зажмуривают глаза от удовольствия, которое дарит первый глоток. И она будет знать, что причастна к этой минутке радости в непростой жизни этих людей. Душе становилось ещё легче и рана потихоньку затягивалась — ведь дарить она всегда любила больше, чем получать.

А потом она закажет главный ингредиент своего снадобья — любимый капучино с корицей. Будет сидеть за окном и чувствовать, как с каждым глотком к ней возвращается желание жить. Осталось только заклеить рану пластырем из умения прощать, наложить сверху повязку из любви — и скоро все пройдёт. Хотя шрам, наверно, останется…

Автор — Ирина Агеева